Моя история. Мысли о самоубийстве

Автор: Аноним
Иллюстрация: Magda Kreps
«Моя история» — рубрика журнала Voice, где каждый может рассказать свою историю. Анонимно, открыто, громко, скромно — нам не важно. Мы все — обычные люди со своим мешочком боли, о котором не принято говорить. Быть может, если начнем наконец-то этим делиться, кто-то поймет, что он не один в этой боли.
Так исторически сложилось, что в нашем обществе не принято повседневно говорить о смерти. Это участь философов и маленьких детей. Смерть считается чем-то безусловно негативным, и нам сложно абстрагироваться от этой привычной картины мира и подумать об альтернативных точках зрения. В том числе, о добровольном уходе из жизни.

Са-мо-у-бий-ство. В христианстве, как мы знаем, один из самых страшных грехов. Между прочим, не всегда и не везде считалось чем-то абсолютно плохим. Вспомнить тех же японских самураев и их отношение к смерти. Кто не слышал слово «харакири»? В буддизме распространено спокойное ожидание перерождения, и, прочитав джатаку о тигрице, мы узнаем, что альтруистичное самоубийство даже поощрялось буддистами в некоторых случаях. В мифологии майя существовала отдельная богиня Иш Таб, отвечавшая за самоубийц, которые приносили себя в жертву богам.


Но сегодня и в нашем кругу убивают себя не монахи, а обычные люди. У них остаются родственники и друзья, незавершенные дела, переписки в мессенджерах и страницы в соцсетях. Каждая внезапная смерть порождает огромную дыру в мире и в людях, а самоубийство ещё и множество вопросов и чувство вины у тех, кто не заметил, не смог помочь.

Когда-то я думала, что право на смерть должно быть у каждого, начиная, желательно, с меня. К моему счастью, в тот период моей жизни, когда я хотела покончить с жизнью, мне повезло: у меня психологически грамотные родители и умные друзья, меня за ручку отвели сначала к психологу, потом к психотерапевту, а поле этого и к психиатру.

Но резко уходить из жизни, не дав родным и близким попрощаться, пожалуй, не слишком хорошо. Спонтанные суициды и суициды в состоянии аффекта это действительно большая проблема, с которой есть возможность бороться как медикаментозно, так и с помощью психотерапии. Если вовремя признать проблему.

Я бы хотела, чтоб пока нет лекарств от всех недугов, в мире развилась культура эвтаназии, и чтоб не было табуизации темы смерти.
Во-первых, потому что разговором можно помочь. Пока я не осознала, что мои друзья готовы говорить со мной о моём желании умереть, у меня было сильно больше шансов не дожить до написания этой статьи.

Во-вторых, это этично по отношению к тем, кто остается. Так у них появляется возможность проститься, обсудить всё то, что откладывалось на неопределенный срок, и подготовиться к смерти близкого.

Легализация эвтаназии – очень неоднозначная тема. Но мне кажется, что если люди всё равно убивают себя каждые 40 секунд, то пусть лучше у них будет возможность умереть достойно, и без боли.

Дорогой друг! Если ты думаешь о самоубийстве, то учти, пожалуйста, что даже широко освещенный в российских СМИ 2017 года «Эвтаназия-тур» Анатолия Аронова должен был включать в себя две консультации с психологом. Обязательно обратись к специалисту, психологу или психиатру. Суицидальные мысли могут оказаться просто симптомом, как насморк или высыпания на коже.
Если ты готов поделиться своей историей в нашем журнале, отправляй её на почту voicemediayf@gmail.com