Моя история

Менталитет. Что я заметила в Латвии после эмиграции из Москвы

Автор текста: Воробушек
Иллюстратор: gnomterrier
Редактор: Андрей Усачёв
Наши статьи теперь доступны в аудио! Слушайте на ходу, когда хотите узнать что-то новое, но нет времени читать.
До эмиграции из Москвы я была уверена, что менталитет — выдумка, базирующаяся на стереотипах. Возможно, так могло быть до попадания Марка Цукерберга в списки Forbes, но не могут же в современном онлайн-мире границы соседних государств разделять людей по способам взаимодействия с реальностью!
Эксперимент показал, что могут.

Различия выражаются в мелких деталях, которые сложно внятно сформулировать. Региональную лексику можно нанести на карту, средний рост населения измерить в сантиметрах, но как посчитать ментальность? После переезда в Ригу я долго пыталась объяснить своим друзьям, в чём же заключаются отличия, но какие-то общие слова не могли передать глубинную суть.

Из-за пандемии я год не была в Москве. В марте этого года я наконец нашла удачный предлог в виде замены паспорта и впервые за 364 дня оказалась в аэропорту Шереметьево. Вот я вышла на улицу. Села в такси. Обсудила с водителем проблемы политики и вирусологии. Вот я вышла из такси. Зашла в подъезд. Поднялась на нужный этаж. Позвонила в дверь. Подруга открыла. Вот мы обнялись, и я поняла, какое различие между Москвой и Ригой все эти пять лет вызывало у меня неосознанный дискомфорт и бесконечную тревогу. Дело в том, что и в Москве, и в Риге в кругу моего общения при встрече принято обниматься, но в Риге средние объятия длятся чуть короче. Буквально на секунду, может, и меньше, но спустя год я в режиме автопилота попыталась отстраниться раньше, чем московская подруга. Как принято в Риге.

Адаптация — залог выживания.

У меня есть ощущение, что это история про личное пространство. Через пару дней я сидела в Макдональдсе уже с другой подругой и краем уха услышала довольно удачную шутку про римлян и греков из-за соседнего столика. Я обернулась к молодым людям, они заулыбались, мы перекинулись парой фраз насчёт Римской империи и вернулись каждый к своей картошке. На следующий день мне в автобусе нахамила какая-то тётка с таким видом, будто мы уже несколько лет живём в одной коммуналке. Ещё через пару дней мы спонтанно разговорились с музыкантами из Новосибирска в вагоне метро. А когда я заходила в этот вагон, приятной наружности пожилая дама толкнула меня так, что я чуть не познакомилась с обувью одного из пассажиров.
За три недели в Москве я общалась с незнакомцами больше, чем за весь год в Латвии. Это взаимодействие не всегда было приветливым и радостным, но появилось впечатление, что тут невозможно остаться в одиночестве. У моей бывшей одноклассницы к городскому рюкзаку прицеплен значок с надписью: «Незнакомцы — это незнакомые друзья» — и первые пару недель я была уверена, что в этом огромном, стремительном, хаотичном, городе мне всегда будет хорошо и радостно.

А потом я устала от этого всего. Устала от ощущения, что не могу остаться в одиночестве. Устала, как можно устать на шумной вечеринке или фестивале. Устала от того, что «незнакомые друзья» улыбаются, когда я случайно ловлю их взгляд. Я всю жизнь считала себя ярко выраженным экстравертом, а тут — устала. И я, конечно, не обязана отвечать ни на улыбки, ни на хамство, ни даже на комплименты от незнакомых бариста в кофейне. Но это как-то подразумевается. Прописано в культурном коде. В менталитете.

Первые два или три года в Латвии мне было очень одиноко из-за этих мелочей. Здесь не принято орать на окружающих в транспорте, вмешиваться беспардонно в разговоры каких-то посторонних людей, здесь почти не знакомятся в кафе и даже внезапно дружелюбные уличные артисты, крутящие огонь на площади у Памятника Свободы, оказываются москвичами.

Спустя пять лет я научилась ценить то, с какой деликатностью мне оставляют право на личное пространство, как никто не нарушает мои физические и психологические границы. Это не холодность и не бессердечие, как я думала в первый год. Это корректность, вежливость, нежелание помешать или задеть.
На мой взгляд, Рига — место, где возможно накапливать и сохранять ресурс. За три недели в Москве я увидела больше измождённых лиц, чем за год в Риге.
Люди сейчас очень схожи: мы растём на одних и тех же диснеевских мультфильмах и голливудских боевиках, едим в Макдональдсах, прокрастинируем в Фейсбуке, Инстаграме, Твиттере. Судя по всему, менталитет — это, скорее, принятый в конкретном месте способ взаимодействия. А так, у людей есть общие базовые ценности: доброта, честность, уважение, дружба. И объятия при встрече с близкими.
Эта статья создана подростками и студентами, которые из месяца в месяц ведут Voice на чистом энтузиазме.
Мы не получаем деньги за своё творчество, но нам необходима реклама, чтобы всё больше людей узнавало о нас.
Вы можете поддержать проект, просто перечислив стоимость вашего кофе на счёт:
Young Folks LV
reģ. nr. 40008225108
Swedbank LV44HABA0551038525297

(пишите цель платежа «Пожертвование Voice»)

Cпасибо вам за возможность творить!