Гербарий одного лета

Автор: Полина Сыроегина
Фотография на обложке сделана автором
Слово «гербарий» взяло корни от латинского слова herba — трава. Италия, XVI век, ботаник и основатель Пизанского ботанического сада Лука Гини создавал композиции из засушенных цветов. В его коллекции наверняка были листики азалии, ветки вереска и бутоны олеандра. Остались ли на Земле безысходные романтики, собирающие умершие души цветов?
У создания гербария всегда было две вполне весомые причины. Во-первых, книги с сушеными растениями и их латинскими названиями создавались во имя науки и документации флоры на планете Земля. Во-вторых, глаз человека всегда стремился к эстетике окружающего мира, и все, что откликается с нашим внутренним миром, мы стремимся увековечить не только в нашей памяти, но и в чем-то более осязаемой — на листе бумаги.
Засушивание цветов можно сравнить с такими же увлечениями как коллекционирование марок, сбор небольших моделей парусника или самолета, или пленочная фотография. Перечитывая предыдущую строчку, складывается впечатление, что я вспомнила хобби своих бабушек и дедушек, у которых в дальнем шкафу прихожей обязательно лежит потертый альбом марок, на которых изображены все космонавты СССР или крупнейшие рыбы страны. Факт того, что людям нравится что-то собирать, тащить привлекательную штучку в дом, заставлять статуэтками полки, приклеивать цветы в тетрадку, доказывает то, что мы стремимся творить историю своей жизни, увлечений, интересов и достижений. Все, что происходит вокруг нас, обязательно нужно чем-то подкрепить, будь то запись в личном дневнике или фотография счастливой подруги на выпускном. Эта мысль меня и сподвигла начать вести гербарий одного лета.

Если совсем начать откровенничать, то цветы я сушу в двух книгах: в сборнике стихотворений М. Цветаевой и в «Алисе в стране чудес» Льюиса Кэрролла. Спустя год собирательства решила, что пора купить добротный альбом, где сможет поселиться гербарий уже не одного лета, а целого десятилетия. Когда в голове становится чересчур много беснующихся мыслей, я иду собирать растения. Летом — цветы, осенью — опавшие листья, зимой — засохшие кустики черники. Конечно, лето представляется курортом для любителя собрать букет полевых цветов для обеденного стола, и во время обеда тихонько отламывать самые красивые, чтобы потом убежать в комнату и засушить парочку между второй и третьей главой.

Пик влюбленности в гербарий состоялся, когда моя близкая подруга Алиса (из страны чудес) прислала фотографию гербария публициста, философа и феминистки Розы Люксембург, под которой было написано: «Когда революционеры хотят отдохнуть, они собирают цветы». Удар прямо в сердце, через пять минут я уже просмотрела весь сохранившийся гербарий Розы и потихоньку начала строить планы о том, что когда-нибудь опубликую свою скромную коллекцию и напишу: «Когда миллениалы хотят отдохнуть, они собирают цветы». Значит все-таки остались романтики, которые взяли на себя ответственность увековечить творения природы.
Гербарий
Розы люксембург
Поэтесса Эмили Дикинсон в XIX веке, в возрасте 12-ти лет, увлекалась ботаникой и отнеслась к гербаризации цветов с научной точностью и взглядом художника. Путь творческой личности и великой писательницы начался с изучения растений вокруг нее. Уже тогда юная Эмили видела в каждом цветке характер и настроение, и этот навык ей пригодился намного позже в писательстве. В 2006 году была выпущена книга, которая заключает в себе более 400 видов растений, собранных Эмили Дикинсон начиная с 1844 года. На сайте библиотеки Гарварда также есть возможность посмотреть полное собрание сухоцветов юной Эмили.
Гербарий
эмили дикинсон
Выходит, что любовь к гербарию появилась от любопытства и укрепилась историями сильных и талантливых женщин, которые не только боролись за справедливость, но и создавали руками что-то настолько эстетически прекрасное, как сборники засушенных, словно уснувших, растений. Года идут, но фиалка, сорванная Эмили Дикинсон, всегда будет тихонько лежать на 232-ой странице под лютиком, и прикоснувшись к ней, можно даже на секунду понять, что таит в себе этот мудрый цветок.

P.S. К Розе Люксембург и Эмили Дикинсон, состоящих в клубе любителей гербария, присоединяется А. С. Пушкин, стихотворение которого раскрывает диалог человека с увядшим цветком в забытой книге.


Цветок

Цветок засохший, безуханный,
Забытый в книге вижу я;
И вот уже мечтою странной
Душа наполнилась моя:

Где цвёл? когда? какой весною?
И долго ль цвёл? и сорван кем,
Чужой, знакомой ли рукою?
И положен сюда зачем?

На память нежного ль свиданья,
Или разлуки роковой,
Иль одинокого гулянья
В тиши полей, в тени лесной?

И жив ли тот, и та жива ли?
И нынче где их уголок?
Или уже они увяли,
Как сей неведомый цветок?

1828 г.
А. С. Пушкин


Ещё статьи