Нет ничего интимнее, чем школьный коридор

Автор: Catherine River
Иллюстратор: Rita Levkoy
Нет ничего интимнее, чем школьный коридор. «Какая-то ерунда!» — возразишь ты. Но представь…
Разгар школьного дня. Длинный коридор, залитый ярким зимним солнцем. Медленно двигаясь вдоль дверей кабинетов, ловишь обрывки географии, истории, алгебры. Чувствуешь, будто всё это пространство — твоё. И тут в противоположном его конце появляется другой такой же заблудившийся, сбежавший школьный бунтарь. И этот другой — он тебе нравится. Нравится так, что в школу ты ходишь ради его улыбки, мелькнувшей в утренней давке у раздевалки. Какие-то секунды, и вы уже друг напротив друга, ты задираешь голову, чтобы заглянуть ему в глаза. И улыбаетесь так глупо и смущённо. И говорить вы начнёте непременно тихо, чуть ли не касаясь лбами друг друга. Ему придётся чуть сгорбиться, а тебе — встать на цыпочки. Прозвучат какие-то глупости, но какое это значение имеет сейчас?
Звонкий щелчок рвет невесомую ткань момента. Рука рефлекторно трёт ягодицу — место удара. Без налета грёз высокий сероглазый блондин оказался брюнетом ростом ниже среднего с карими глазами. В руках — модная трёхполосная шапка с круглым твёрдым помпоном, который и стал источником звука.
Ты чего тут ходишь? — озорно глядя, спрашивает парень. Он приподнимает подбородок, пытаясь смотреть на меня свысока.
— Я дежурю.
— Какой класс?
— Седьмой.
— Зовут как?
С чего бы мне называть своё имя какому-то гному с шапкой? Так и не ответив, поворачиваюсь и, не обращая внимания на «Дура рыжая!» вслед, иду на место своего дежурства — в столовую.
Мне тринадцать лет. Волосы — огонь-пожар, результат эксперимента с хной из газетного киоска. Я уже год живу отдельно от родителей. Под моим надзором — слепой диабетик, мой дядя, он же крёстный.
Больше всего мне хочется научиться делать инъекции в вену. Потому что в один из приездов скорой фельдшеры, увидев, что пациент в гипогликемической коме, отправили меня в аптеку «за глюкозой». Я без задней мысли при них достала кошелёк крёстного из кармана потрёпанной спецовки. Взяла нужную сумму и побежала в соседний дом. После дядя недосчитался нескольких сотен рублей от своей пенсии. Это был один из первых уроков серии «Никому не доверяй». Теперь я учусь в «медицинском» классе и раз в неделю изучаю основы сестринского дела. Закатываю глаза, глядя на реакцию одноклассниц при виде иглы и необходимости сделать инъекцию манекену Вите. Родители выбрали мне будущее — поступить в мед: «Вдруг опять кто-то серьёзно заболеет, а ты уже всё умеешь».
И тут этот удар — хлесткий и звонкий, запустивший цепочку событий. Теперь столкновение с владельцем шапки неизбежно заканчивается хлопком по пятой точке. Ну что ему нужно? Я ведь веду себя, как мать учит: игнорирую обидчика. А он все шлепает меня этим помпоном, вылавливая в коридоре. Другие жертвы пищат: «Дурак! Отстань!», крутятся, пытаются ударить его в ответ, приправляя это все кокетливыми улыбками. Моя же реакция стоическая: приподнятая бровь и равнодушно-недоумённый взгляд. Так почему же я?
Эта статья создана подростками, студентами и просто творческими людьми, которые из месяца в месяц ведут Voice на чистом энтузиазме.
Мы не получаем деньги за своё творчество, но нам необходима реклама, чтобы всё больше людей узнавало о нас.
Вы можете поддержать проект, просто перечислив стоимость вашего кофе на счёт:
Young Folks LV
reģ. nr. 40008225108
Swedbank LV44HABA0551038525297

(пишите цель платежа «Пожертвование Voice»)

Cпасибо вам за возможность творить!